Пациент А. Терапия отчаяния

Родители боятся, что виновные в смерти их сына уйдут от ответственности и снова просят губернатора Наталью Комарову о помощи.




Буквально на днях мы рассказали, что в расследовании трагедии в детской окружной больнице скоро можно будет поставить точку. К нам обратилась семья Артура Арутюняна — мальчика, который впал в кому после рядовой операции на колене и умер 8 с половиной месяцев спустя. Артура не стало год назад, 14 июня. Все это время шло расследование, родители дожидались результатов независимой экспертизы. И она подтвердила выводы экспертов страховой компании — превышение наркоза и ненадлежащее наблюдение в послеоперационном периоде. Кроме того, после операции Артур получал препараты, обоснованность назначения и дозировка которых вызвала вопросы у экспертов.

«Мы получили данные независимой экспертизы, на основании которой установлена прямая причинно-следственная связь. В ней указано, что все, от исследования перед операцией и вплоть до послеоперационного периода проводилось неправильно», — рассказала мама Артура Алёна Арутюнян.

Все это время, все бесконечные восемь с половиной месяцев, которые Артур провел в коме, эксперты называют «терапией отчаяния». Никаких генетических сбоев и аномалий, вопреки утверждениям сургутских медиков, не было.

Алёна уточняет: «На основании экспертизы все это было опровергнуто».

Год назад семья Арутюнян записала обращение к губернатору Югры Наталье Комаровой. Ответ пришел: заместитель губернатора Всеволод Кольцов сообщил, что теперь в детской окружной есть и палаты послеоперационного пробуждения, теперь за детьми после пробуждения наблюдают медики. Только потом пациентов переводят в палату. Арутюнянам отправили фотографии похорошевшего отделения интенсивной терапии.

«В сентябре 21 года мы привели его здоровым, на элементарную плановую операцию, а через девять месяцев вынесли мертвого ребенка», — говорит Алена.

Артур пролежал в палате без наблюдения около часа, и как долго на самом деле длилась остановка дыхания, сейчас сказать невозможно. До этой трагедии никаких палат пробуждения в детской окружной больнице не было. Для будущих пациентов один мальчик сделал больше, чем все руководство больницы за годы.

«Для чего тогда проводились все дорогостоящие телеконсультации, лечение препаратами? — задаются вопросом родные Артура. — Нам давали надежду, что с ребенком все будет хорошо. Хотя по факту все решили 10 минут без надлежащей медицинской помощи, без присмотра».

История «Пациента А.» не окончена. Вместо точки пока остается лишь многоточие. Родные Артура переживают, что вся ответственность ляжет на плечи одного человека — анестезиолога-реаниматолога, который, как подтвердили уже две экспертизы, допустил превышение дозировки наркоза. И снова просят губернатора Наталью Комарову держать вопрос на контроле:

«Чтобы не было такого, что виновным оказался один человек. Чтобы наказание понесло все медучреждение, в котором было много нарушений».